14:41 

ZoroLuffy
Автор: Dr. Noname
Рейтинг: до R

...А меж тем Зоро не единственный, у кого отключается разум, когда перед глазами, допустим, мелькает босая загорелая нога со сбитой коленкой, растопыренными пальцами и царапиной на лодыжке.
Ну или там допустим рука - беззащитное запястье, память о том, как стучит пульс, когда его касаешься губами.
Может, конечно, и затылок. Вполне может, конечно. В этом случае свои нюансы и свои ассоциации.
Ась?
Так вот, Зоро - он такой не один.
Луффи вот тоже иногда - сядет рядом с дрыхнущим мечником на пятки... и зависает. Смотрит и смотрит, и глаз отвести решительно не может, хотя казалось бы, есть куда. Мир такая штука, всегда есть на что посмотреть.
А Луффи глаз от Зоро отвести не может.
Сначала шрамы рассматривает - все. Он их так рассматривает, что наверное, по памяти уже может нарисовать карту шрамов Зоро. Правда, Луффи рисовать не умеет, но это не важно.
Потом Луффи рассматривает катаны. Эти три (трое?) - они часть Зоро, и Зоро смотрится с ними офигеть как круто. А еще, можно сказать, благодаря им Зоро стал его накама.
"Я отдаю тебе мечи, а ты вступаешь в мою команду!"
В общем, Луффи их любит, этих троих (трех?).
А потом Луффи придвигается ближе к Зоро и кончиками пальцев гладит его сначала по уху, а потом по сережкам. Сначала среднюю, потом остальные, и он это может ну не часами, но минут двадцать, а потом Зоро просыпается, хочет сказать "Оставь мое ухо в покое", а вместо этого просто смотрит на Луффи.
Они оба в такие моменты совершенно безмозглые и кошмар насколько счастливые, людям нельзя быть настолько счастливыми.
А они... вот.

---

На капитана зоровский внутренний детектор опасности не реагировал.
Не реагировал - и хоть ты башкой о камень треснись.
Вот и сейчас... Пришел себе на кухню водички попить, и тут из-под стола вытягивается длинная цепкая лапа, слышится бормотание: резиновый захват Зоро! - и оный Зоро уже лежит на спине, созерцает потолок, а капитан смотрит сияющими глазами и эдак одними губами: Иди сюда.
Иди ко мне, Зоро.
Сидеть под столом... как это по-детски и вовсе даже глупо, но Луффи под боком свернут в такой замечательный клубок, что все остальное может строевым шагом идти туда. Да-да, прямо туда.
Луффи приподнимается, обхватывает Зоро за шею, что-то быстро рассказывает, а больше - целует, и Зоро не успевает ему отвечать - тоже целует, а потом таки выбирает секунду между вздохом и новым поцелуем:
- Что, прямо здесь?
Под столом?
А Луффи вместо ответа тянет его на себя, ногами обхватывает, приглушенно смеется и явно все решил. А зоровский детектор опасности чирикает.
- Сейчас этот припрется...
- Пофиг, - отвечает Луффи.
А "этот" и правда припирается, шустрит по кухне, муррррчит, ласково так.
Что-то про кожу, похожую на карамель.
Что-то про солнце в рыжих волосах.
Что-то про небо в синих глазах.
Что-то про изящные пальцы.
"Этот" влюблен, как мартовский кот, чисто и искренне - в обеих сразу! И не видит и не слышит ничего, как мартовский кот.
Странно, думает Зоро (не забывая целоваться), тут аж два сердца так грохочут, а он не слышит.
- Зоороо, - шепчет Луффи ему в ухо и без стеснения предлагает.
- Прямо здесь?.. - переспрашивает Зоро, а "этот" все еще ничего не слышит.
- Да, - говорит ему Луффи. - Да. Да. Да...
Спустя одну такую вечность исключительно для двоих, "этот" уходит. Точнее, упархивает, селезень влюбленный.
А Луффи с Зоро идут мыть руки.

---

- Я хочу настоящий корабль с носовой фигурой, - говорит Луффи. - Это будет мое капитанское место.
- Обязательно, - отвечает Зоро. Вот, вот поэтому Зоро такой классный. То есть и поэтому тоже, а так-то Зоро в принципе классный.
В смысле с ним легко, и он верит в своего капитана. Если капитан сказал, что хочет настоящий корабль, значит, они его добудут, может, и на следующем острове даже.
Ну а пока Луффи приходится сидеть на носу лодки с парусом, впрочем, это тоже неплохо. Он опускает ноги в воду, ему нравится, как течение щекочет ступни, главное, не пропустить момент, когда начнет слегка звенеть в голове. Тогда надо забираться в лодку и обсыхать на солнце. Это быстро.
- Жарко сегодня, - говорит Зоро, снимая футболку.
- Угу, - сонно мычит в ответ Луффи. Жарко, жарко. Даже шевелиться не хочется, а может, это море виновато.
Говорят, морской дьявол хочет собрать обратно все фрукты, которые люди украли у него, поэтому море не отпускает фруктовиков. Наверное, когда дьявол соберет все фрукты, он обретет полную силу и выйдет из глубин. И тогда...
Зоро комкает свою футболку и бросает ее Луффи.
- Соль вытри.
Луффи смотрит на свои ноги - ага, белые разводы по загорелой коже. Футболку Зоро он кидает обратно. И так нормально.
- Смотри, - говорит Зоро, и Луффи смотрит на него. Зоро едва заметно улыбается.
- Смотри, - повторяет он. - Островок, вроде?
Вот после этого с Луффи сразу слетает сонное оцепенение, он вскакивает, вертит головой во все стороны.
- Где?! Гдегдегде?!
- Прямо по курсу.
Зоро ухмыляется. За пару дней в компании этого пацана он ухмыляется больше, чем за пару лет до этого. То есть если не считать улыбки-оскалы в лицо врагу. А ведь их считать не надо, правда?
К острову они причалили со второй попытки.
- Нам срочно нужен штурман, - говорит Зоро, и Луффи согласно кивает, танцуя по песку и распугивая маленьких крабиков.
- Зоро, Зоро-о, как думаешь, остров обитаем?
- Я не...
- А может, он даже еще не открыт?
- Я...
- Давай поставим здесь наш пиратский флаг и назовем остров в нашу честь!
- А у нас есть пиратский флаг?
Однако Луффи не так просто смутить. Он прекращает свои танцы, сдвигает шляпу на затылок и смеется.
- Будет. Сначала корабль!
Зоро задумчиво кивает в ответ, признавая его правоту. Луффи это нравится. Кажется, не так уж и много людей в мире считали, что он логичен и прав.
- На разведку, на разведку? - Луффи чувствует себя... жгутом в рогатке, вот. Или камнем, которым вот-вот из рогатки выстрелят. - О, и за едой!
Вот насчет еды Зоро полностью согласен.
Скомканная футболка остается в лодке, а они идут по мелкому песку в глубь острова.
Маленькие крабики испуганно разбегаются.

---

Кажется, он выпрашивает прикосновения Луффи. Например, не отдает тарелку с едой, заставляя вырывать ее у себя, перехватывает за руку, обламывая капитану полет откуда-нибудь докуда-нибудь. В этом духе, ага, как будто ему девять, а не девятнадцать, и единственный способ сказать "Ты мне нравишься" - дернуть за косичку или сделать еще что-нибудь такое же мелкое и мудацкое.
На самом деле, все просто. Зоро хочется. Капитана хочется, такое вот ценное уточнение.
Хочется прижать, притиснуть, вжать в стенку, а потом бережно-бережно целовать в темное горячее плечо - до тех пор, пока не прекратит вырываться. Пока не поймет. А там, глядишь, сжалится, хотя бы ненадолго перестанет быть настолько "для всех" и станет - только для одного Зоро.
Мечты, мечты.
Он выпрашивает прикосновения Луффи и ищет поводы касаться самому. Когда поводов нет, он просто кладет ладонь ему на затылок. Луффи оборачивается, жизнерадостно скалится, говорит:
- Вот блин!
Он думает, что это такая игра. Проверка рефлексов, в этом духе.
- Вот блин! - говорит Луффи. - Ты ходишь тихо, как муха!
Местнокомандные шутки. Зоро лишь кивает и смотрит на его плечо.
Темное и горячее от солнца плечо, Зоро мог бы поклясться, что прекрасно знает ощущение его под губами.
Бесплодные мечты?
Однажды выпрашивать ему надоест.
В конце концов, он привык брать то, что ему нужно - легендарные мечи, еда, деньги.
Хрен его знает, что у него там в голове, однажды какая-нибудь шестеренка соскользнет, и...
Зоро пытается себе это представить. Пытается представить расширившиеся зрачки, сопротивление, "Не надо", выдохнутое сквозь плотно сжатые губы. Он может поклясться, что знает ощущение запястий Луффи в своих ладонях.
Печально, но факт, ему бы понравилось. Это какой-то древний инстинкт - либо оберегать, либо сломать и присвоить. В этом духе.
Вообще, Зоро может думать в этом направлении часами. Часами обсасывать мысль о плечах, лодыжках, ступнях, ладонях, глазах и Первом Разе. Как ни странно, ему не надоедает, хотя мысли эти с ним еще черт знает с каких пор. Может, с тех самых, когда однажды, еще когда их было только двое, он проснулся и увидел, что мальчишка в соломенной шляпе сидит рядом, обняв колени, и смотрит а него бессмысленно-счастливым взором. Мол, ты у меня есть, Ророноа Зоро. Это круто!
Ага, супер просто.
На затылок ложится ладонь. Зоро знает, что если сейчас повернется, взгляд упрется точнехонько в плечо Луффи. Всего одно движение, и он это плечо поцелует. Всего пара движений, и Луффи будет под ним. Череда движений (выразимся так), и Ророноа Зоро умрет от счастья.
- Ты меня не заметил! - Луффи сияет. - Я выиграл! Я выиграл! Теперь ты отдашь мне свой обед, да, да?
- Выиграл, - соглашается Зоро. - Но обед я тебе не отдам.
Он хотел бы быть соблазнителем. Да-да, Зоро и соблазнитель в одном предложении - это смешно до икоты, но если бы он сейчас предложил Луффи "Я могу дать тебе кое-что получше", Луффи бы повелся.
О господи.
Зоро пытается думать в другом направлении, но когда смотришь на Луффи... клинит. А еще капитан по-прежнему держит ладонь на его затылке.
О господи, если бы дело можно было бы решить одним поцелуем! Ну правда. Один поцелуй, краснеющие уши, Луффи расплывается в широкой улыбке и говорит:
- Чума-а, мне понравилось, давай повторим!
Мечты, мечты. Ебаные вы стыдные мечты. Долбанные вы неисполнимые мечты.
Ладонь на его затылке неподвижная, тяжелая.
- Зоро, - говорит Луффи. - Поцелуй меня, а?

---

Он говорит:
- Зоро, поцелуй меня? - и слова его падают, как камешки в пруд. Зоро как будто даже слышит тихое такое "глок", Зоро как будто видит разбегающиеся по воде круги, от которых лицо Луффи - рядом с его лицом - слегка покачивается, слегка искажается.
Наваждение, - успокоенно думает Зоро.
У настоящего Луффи не бывает опущенных уголков губ, и в общем-то, Зоро сомневается, что настоящий Луффи понимает слово "целоваться".
У настоящего Луффи, правда, именно такой вот взгляд - прямой, в упор, и что с этим делать, Зоро не знает, и между ними сейчас тишина с горстью неловкости.
- Ну ладно, - гворит Луффи. - Тогда я сам.
И действительно сам. Приближается, прижимается губами к губам...
Целоваться не умеет.
Завтра Зоро будет мысленно напевать эти слова, возможно, даже во сне.
Не умеет целоваться. Значит, никто еще - не разглядел, не захотел, не посмел, счастье-то какое!
Целоваться не умеет, так, трется губами о губы, пытаясь как-то нос пристроить, наверное. И глаза не закрыл.
Когда стоишь и смотришь в глаза напротив (и думаешь, а он что видит? И думаешь - грязно-зеленую радужку), так легко пропустить момент, когда та самая шестеренка в голове соскакивает.

---

Вообще-то, порой у Луффи такой вид, что его хочется разложить и хорошенько выебать.
Без дураков. Колени эти разбитые, ключицы эти (у-ку-сить), шрам под глазом, и невероятная, пиздец, страшная аж наивность и невинность.
Еще его хочется хорошенько выебать, когда он творит адские глупости, например, или просто сидит, облитый солнечным светом, или с помощью одной улыбки покоряет очередное суровое сердце.
В общем, если коротко и ясно, то Зоро хочет Луффи всегда. В любой момент.
Но как бы понимаете-е...
Мечту не ебут, так решил для себя Зоро едва ли не в первые дни их совместного похода за Великим Сокровищем.
А Луффи, несомненно, есть воплощенная мечта, главное, разглядеть ее за коленками, ключицами и сшибающей с ног невинностью.
В общем, вот так у них и было. Зоро следовал за капитаном, видел ночами постыдно-мокрые сны, днями сублимировал и уже как-то совершенно не сомневался, что станет лучшим фехтовальщиком. Тут либо лучшим фехтовальщиком, либо нехорошим человеком насильником, альтернатив ноль.
А Луффи... А что Луффи.
Луффи пришел к нему как-то ночью в воронье гнездо, сел напротив, скрестив ноги, и сказал:
- Знаешь, я же тебя выбрал.
В темноте его лицо расплывалось.
- Зоро, Зо-ро, Зоро-о, ты болван, - сказал Луффи вроде как даже немного опечаленно.
Зоро почувствовал себя... а) возбужденным, б) пристыженным.
- Приказывай, капитан, - только и сказал он.
Но капитан встал и отвернулся.
- Трус, - сообщил он. Можно было представить, как он улыбается, произнося это. Эту его холодную улыбку, в которой некоторые особенно впечатлительные могли бы разглядеть даже безумие.
- Ты не пробовал на меня молиться? - спросил Луффи в звездное небо. - Если хочешь, можешь начинать. Каждое утро - триста поклонов. Жертвы мясом. И никогда не поднимать глаза и не прикасаться. Тебе должно понравить...
И в этот момент Зоро рванул его на себя. Уронил его. Навалился сверху.
Какая подготовка, какие там всякие предварительные ласки? Тьфу, слова-то мерзостные какие.
Раз - распахнуть безрукавку. Два - впиться поцелуем в горло. Три - сдернуть штаны. Четыре - дрожащими руками быстро погладить между бедер и втиснуться.
И все-таки ну какое счастье, что он резиновый.
Лицо Луффи по-прежнему расплывалось перед глазами, Зоро никак не удавалось рассмотреть его, сфокусировать взгляд, и ну его нафиг, лучше зажмуриться. Зоро целовал капитана почти вслепую, сначала тыкался губами в уголок рта, потом уже в губы, и думал, что сойдет сейчас с ума-а.
Нахуй сойдет с ума и не вернется-а.
Он сдавливал Луффи в объятиях, а капитан отвечал. Отзывался. Двигался навстречу так, что еще вопрос, кто кого ебет.
Когда Зоро почувствовал, что сейчас - все, сейчас будет теория большого взрыва на практике, он попытался зажать себе рот ладонью, даже зубами вцепился, но Луффи отодрал его руку от лица.
- Зоро, Зо...ро... У них будут такие лица!..
И да, когда они спускаются потом к остальным, у остальных такие лица!..
- Вы так орали, что я думал, кого-то убивают, - осторожно проворчал Санджи, и Зоро и Луффи ответили ему одинаковыми широкими ухмылками.
...Хотя возможно, все это Зоро только приснилось.

@темы: фанфики&драбблы

URL
Комментарии
2010-10-24 в 12:16 

Выху[Холь]
Маньяком можешь ты не быть..Но сексуальным быть обязан!(с)
Люблю такой стиль **
Автор, снимаю шляпу перед вами))

2010-11-02 в 16:48 

Попасть на сторону мрака очень просто: всего один раз неосторожно оступился на склоне и... бесконечно скатываешься вниз. Хотя порой весело скатываешься, со вкусом, с этим не поспоришь...
я тоже снимаю шляпу)) ради этого её даже найду и надену! спасибо)

2011-01-20 в 23:31 

Чем сложнее действие, тем проще персонажи.
:buh: Нет, я правда буду шипперить этот пейринг!

     

Zoro&Luffy

главная